Как ездят грузовики по самому страшному мосту в России

22.06.2019 Путешествия по России

Наследие великой стройки БАМ. Этот мост прокладывали, как временный. Рядом в ста метрах функционирует полноценное железнодорожное полотно. Это территория поселка Куанду на границе Бурятии и Забайкальского округа. Временный называют еще “автодублером” железнодорожному. Официально его никогда не открывали, но и не демонтировали. Ездить по нему запрещено, но это единственная связующая нить поселка Куанда с большим миром. Весной, летом, осенью. После дождей ехать по ней со скоростью свыше 15 км/ч – опасно для жизни.

Такая же ситуация зимой на заиндевевшем пути. В 2016 газета «Ouest-France» составила список 10 самых опасных дорог мира и включила в него наш мост. А сегодня движение по нему стало совсем невозможным. В мае 2018-го несколько опор моста разрушил ледокол.

Равнение на БАМ

Байкало-Амурская магистраль связана с историей советской страны, с ее страшными и славными периодами. Её начали строить в 1932 году. Агитировали молодежь. В то же время не спрашивали, обязали заключенных ГУЛАГА. Для этих целей собрали Бамлаг – Байкало-Амурский исправительно-трудовой лагерь.

most cherez vitim

БАМ строили и в начале Великой Отечественной войны, вплоть до 1943 г. Тогда железнодорожные пути разобрали. Их использовали для противотанковых укреплений в Сталинграде. в 1974 г. на VII съезде комсомола БАМ объявили всесоюзной ударной стройкой. На волне патриотизма, общей идеи строительства в Сибирь отправлялись эшелоны романтиков. Им устраивали торжественные проводы, дети брали пример со старших и мечтали встать в ряды бамовцев.

Отрезок великого пути

Длина сооружения всего-ничего по сравнению со всей масштабной дорогой, – 560 метров. Высота по настилу 15 метров. Столько среднегодовой уровень реки Витим. Во время паводков она поднимается до 25 метров. Настил сложили из железнодорожных деревянных шпал. Скрепили их стальными пластинами, из которых сегодня торчат ржавые гвозди. Изначально были перила и барьерные сооружения. Теперь их растащили. Да и сам мост напоминает дорогу, готовую убежать, рассыпаться, кануть в воду. И только жители приграничных поселков, да дальнобойщики не дают ей окончательно исчезнуть. Без нее они никуда.

На БАМе до сих пор много территорий, где рядом с основной дорогой бежит техническая. Строительство двух мостов по одному маршруту было принятой практикой. Сначала прокладывали менее дорогой, но длинный, виляющий путь. Потом брались за технологичный вариант. Пробивали туннели, строили сооружения, которые выпрямляли и сокращали дорогу.

Интересно!

Автомобильный мост через реку Витим построили в 1981 году. Временный путепровод открывали торжественно. В день Ленинского комму­нистического субботника. Когда в 1989 ввели в эксплуатацию постоянный железнодорож­ный мост, параллельный демонтировать никто не стал. Как не стали строить и новый автомобильный. В нем не нуждались из-за низкого транспортного потока.

Кому он нужен, древний путепровод

Мостовое сооружение, что уже на ладан дышит, соединяет Бурятию на западном берегу и Забайкальский край на восточном. За почти 40 лет его ни разу не ремонтировали. Да и что чинить? Он не числится ни в одном дорожном реестре. Обслуживание, которого в итоге нет, граничащие регионы сваливают друг на друга. А местные жители латают нужную им “дорогу жизни”.

Поселок Куанду называют малой столицей БАМа. В нем живут полторы тысячи человек. Старейшие помнят, как в 1984 году на “железке” уложили “золотое звено”. Оно сомкнуло БАМ, западный и восточный участки грандиозной магистрали. Формально стройка века закончилась.

most remont

Несколько раз сооружение горело, оставался только металлический каркас. Но местные вновь закладывали шпалы на основу. Надежность крепления никто не проверяет. Иногда они навалены друг на дружку, иногда расположены на 20-30 см друг от друга. Сохранять дорогу – дело каждого, кто передвигается по ней. Тот, кто решает перейти мост, берет с собой доски, и на самых опасных участках прибивает их.

Подвиг каждый день

Но водители готовы ездить по убитому пути, рисковать жизнью, лишь бы сэкономить на перевозках. В РЖД цены непомерные. А езда по “мосту смерти” становится подвигом, высшим пилотажем у дальнобойщиков и экстремалов.

Зимой с одного берега на другой можно перебраться по льду. В остальное время года выбора нет. Даже понимая: одно неверное движение, и автомобиль упадет в воду – профи-шофер устремляется вперед. Находятся и путешественники, любители испытать свое мужество. Никто не заставляет, нет нужды зарабатывать именно таким способом. Но потом есть повод заявить о себе всему миру, через Интернет, что “мост смерти” покорился ему.

pereprava cherez vitim

Даже смотреть страшно

Ширина моста позволяет проехать его при маленькой скорости, черепашьим шагом. Обычно перед машиной идет напарник и направляет сидящего за рулем. В напряжении все, пока не преодолеют полукилометровый участок. Только глядеть, по интернету, уже замирает сердце. А действовать там, в условиях крайнего стресса, высший пилотаж.

Но за всю историю переправ местные не знают, чтобы хоть кто-то свалился в ледяной Витим. Как страшный сон, вспоминают один случай. У одного КАМАЗа лопнуло переднее колесо аккурат посередине дороги. Ширина колеи грузовика точно равна ширине моста. Поменять колесо на запасное – просто нереально. За ним обрыв. А когда нет выхода, приходится ехать вопреки. И водитель вырулил из ситуации.

Важно!

Байкало-Амурская магистраль — это 4300 км железнодорожного полот­на. Объем грузопотока около 12 млн тонн в год, пас­сажирских перевозок — около 12 млн человек. В РЖД уверяют, что здесь они не видят никакой прибыли.

Символ прошлого величия

Самый близкая автомобильная переправа проходит в Баунтовском районе селе Романовке. Это в несколько сот километров от Куанду и противоположного ей поселения Таксимо. Местные жители надеются, скоро им построят еще один мост через Витим в Бодайбо. А прежний все-таки реконструируют. Но вера кажется призрачной. Мало-мальски знающий инженер скажет, что придется для этого сделать:

  • рассчитать крепость опорных конструкций;
  • поставить по краям высокие страхующие бордюры;
  • поменять деревянные шпалы на железобетонные;
  • обустроить пешеходный тротуар с перилами из арматуры.

Ремонт облегчил бы жизнь обитателей Сибири. Только чиновникам это не нужно. Стоит дорого. Миллиарды рублей сами по себе на этой дороге точно не валяются. Многие из жителей еще помнят радость от возведения технологических трасс и постоянных путепроводов. Была цель работать ради народа, ради наступления коммунизма. Те, кто остался жить после стройки, вряд ли представляли, что место светлого будущего обернется глухоманью. Почти никому не нужный медвежий угол не оставляют последние из могикан. Верные делу своей жизни и делу своих родителей, мужественных предшественников.

Логотип сайта Мои дороги
Комментариев к статье: 5
  1. Нас_Рать

    Некрофилы, откуда только беретесь…
    ЗЫ: мост уже года два как не функционирует, смыло опоры…

    Ответить
  2. Евгений

    У нас там, где нет государственных вливаний ,никому ничего не нужно. Нет заинтересованности у местных властей, местных депутатов, депутатов рангом выше, губернатора и т.д. .А где деньги? Если свой народ не нужен государству, то зачем оно ему?

    Ответить
  3. Александр

    Где то видео было, прошлогоднее.Во время ледохода одна из опор моста рухнула…Возможно скоро та же участь постигнет и пролет моста,который остался без поддержки.

    Ответить
  4. Геннадий Александрович

    По существу изложенного факта следует не коментировать, а брать показания в судебном порядке с чиновников администрации региона пока не произошла трагедия.

    Ответить
  5. Вася

    Царь Владимир как здесь жить?

    Ответить
Добавить комментарий

Данные не разглашаются